Хороший и показательный пример из практики. Пример нежелания сотрудников полиции исполнять надлежащим образом свои должностные обязанности. Пример некомпетентности, пример наплевательского отношения к гражданам, на налоги которых эти правоохранительные органы существуют и функционируют.

 

Безусловно, можно попытаться понять логику тех полицейских, которые в каждом гражданине видят потенциального правонарушителя. Можно некоторые моменты «списать» на свойственность человека ошибаться. Можно, но не в данном конкретном случае.

В моей практике был случай, когда я участвовал в деле об оставлении водителем места ДТП, «участником которого он являлся». Последняя фраза в кавычках, потому что сие есть цитата ч.2 ст.12.27 КоАП РФ. Здесь – не более.

Суть дела, собственно, такова: моему клиенту предъявлялись обвинения в оставлении места ДТП в то время, как он заверял о том, что никак не мог находиться в том месте и в то время, когда это правонарушение ему вменялось.

Должностное лицо обязано проверять те версии, которые озвучивают лица, привлекаемые к административной ответственности. Это правило закреплено главой 24 КоАП РФ.

Но тогда еще раз пришлось убедиться в том, что для некоторых индивидуумов в погонах статья Кодекса это не более чем набор букв и цифр, изложенных на бумаге.

Разумеется, защитную версию клиента никто не проверял, а сам материал проверки был продуктом «коллективного труда» (не конкретного должностного лица, как это требует ст.28.7 КоАП РФ) целого подразделения, в котором были собраны не доказательства вины моего подзащитного а буквально домыслы и слухи о виновности последнего.

Не совпадало с логикой и последовательностью ничего: ни место совершения правонарушения, ни обстоятельства произошедшего, ни версия заявителя о ДТП.

Увы и ах, судью районного суда такие колоссальные противоречия нисколько не смутили, и она вынесла однозначный обвинительный вердикт – год лишения права управления транспортными средствами.

Невиновность клиента, его непричастность к совершению ДТП ввиду элементарного отсутствия на месте происшествия удалось доказать только в суде второй инстанции, где помимо председательствующего судьи в слушании дела принимал участие прокурор.

Собственно, в самом решении всё изложено во всех подробностях.