Процесс рассмотрения дела об административном правонарушении не предусматривает обязательное ведение судом протокола судебного заседания, который содержит в себе сведения о доказательствах, на основании которых суд принял решение по делу.

Сведения, полученные при рассмотрении дела и изложенные в актах суда, не всегда отражены достоверно. Более того, не редки случаи, когда они и вовсе искажены.

Однако лицо, привлекаемое к административной ответственности (или его защитник) может вести аудиозапись судебного заседания. В соответствии с ч.3 ст.24.3 КоАП РФ лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении имеют право фиксировать ход рассмотрения дела с помощью средств аудиозаписи, что гарантирует его достоверность.

На основе данных, имеющихся в записи, составляется стенограмма, которая (наряду с самой записью) приобщается к материалам дела в качестве доказательства, которое вполне может иметь исключительное и, без преувеличения, решающее значение для исхода дела.

Что касается применения подобных доказательств, то мы предлагаем  ознакомиться с одним примеров в практике нашей компании, где водитель «К», являющийся гражданином р. Молдова, был незаконно привлечен к ответственности, предусмотренной ч.1 ст.12.26 КоАП РФ.

Указанный водитель не владел русским языком, поэтому, будучи остановленным инспектором ДПС, он не смог дать последнему каких-либо комментариев и оставить объяснений. Переводчика сотрудники ГАИ привлекать не стали и, пользуясь тем что водитель не знает русского языка, оформили административный материал за якобы  отказ водителя от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Дело поступило в суд для рассмотрения. В судебном заседании автоюрист нашей компании, действующий в интересах водителя «К», заявил ходатайство о привлечении к делу переводчика, в котором суд ему отказал, мотивируя это тем, что привлекаемый русским языком владеет, позднее признав водителя «К» виновным во вменяемом ему правонарушении.
Таким образом, суд нарушил требования, установленные ч.2 ст. 24.2 КоАП РФ, согласно которой, лицам, участвующим в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющим языком, обеспечивается право выступать и давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на родном языке, либо на другом, свободно избранном указанными лицами языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

Непредставление привлекаемому лицу переводчика нарушило право на защиту, поэтому защитником нашей компании была подана мотивированная жалоба на постановление мирового суда.
При рассмотрении жалобы, защитник нашей компании приобщил к материалам дела аудиозапись судебного заседания, а также стенограмму, основанную на ней.

Из представленных доказательств следовало, что привлекаемый не понимает русского языка, даёт пояснения на своем родном языке, которые судом в силу незнания иностранного языка не принимаются во внимание, что, безусловно, нарушило его право на защиту.

Исследовав стенограмму и аудиозапись, суд второй инстанции признал доводы защитника обоснованными, а постановление мирового суда вынесенным с нарушением закона, в результате чего, это постановление было отменено.